Живопись на шёлке и другие работы автора

Статья из журнала "Рецензент" № 11 март, 2009г.
Галина Мальцева "Отражаясь как в зеркале"

С детства мечтала рисовать… Мечты не совпадали с возможностями. Ни школы, ни техники у меня не было, а была только потребность самовыражения, множество идей и любовь к цвету. Искусство росписи ткани всегда восхищало, но казалось абсолютно недоступным. Причем роспись одежды мало меня трогала – мое знакомство с рукоделием закончилось в шестом классе, когда я испортила огромный кусок ткани, неправильно раскроив юбку. Не трогает и теперь. Картины… Картины на шелке – вот это была мечта!
Поэтому, волею случая и с помощью добрых, по-настоящему талантливых людей, дорвавшись, наконец, до знания крохотных азов этой бесконечно разнообразной техники, я, как истинный неофит, принялась активно творить. 

(продолжение ниже)



"Искусство" в интерьере владельца
"Искусство" в интерьере владельца
Однажды гостила в чудесной стране...
Однажды гостила в чудесной стране...
Чудесная страна (в оформлении)
Чудесная страна (в оформлении)
Двое и космос
Двое и космос
Осенняя аллея
Осенняя аллея
Собственность поэта и прозаика Н.. далее
Каунас. Улица. Дождь. Вариация.
Каунас. Улица. Дождь. Вариация.
Ангел-хранитель земли
Ангел-хранитель земли
очень-очень старая работа)
Полёт
Полёт
Буду вечером снова и снова я ловить с бесконечностью связь в фантастическом лазерном шоу, в криках "Браво" и в тысячах глаз. Снова девочка в небо взлетает, притяженье не властно над ней. Эти игры с судьбой называют странным выдохом "корд-де-парель". Силуэт чуть испуганной птицы будет снова черкать небосвод. ...А ему лишь стоять и молиться, чтоб ее не прервался полет. (Татьяна Кузнецова, "Буду вечером снова и снова.. далее
"Полёт" в интерьере вдохновительницы
"Полёт" в интерьере вдохновительницы

Надо сказать, что шелк (особенно атлас) – необыкновенно благодарный материал. Он принимал мой непрофессионализм, обыгрывал самую простую работу, подхватывая и приумножая малейшую удачу. Правда, ошибки и неудачи становились на нем катастрофически непоправимыми… 
Не обладая большими техническими возможностями, я попыталась заняться стилизацией. Мой выбор в батике пал на самую простую технологию - с использованием контура (и да простят меня профессионалы, если не так все объясняю и называю). Контур можно было наносить с помощью специального прозрачного состава - так называемого резерва, или горячим воском. Конечно, в своих ограниченных условиях я остановилась на более простом варианте - холодном батике. 


Но и эта технология потребовала множество приспособлений и затрат. Все было сложно – заказать подходящую рамку, купить качественную ткань, научиться ровно ее натягивать, а самое главное – аккуратно наносить резерв, ведь иначе краска растечется и вся работа будет безвозвратно испорчена. Что касается идей – то я ими просто фонтанировала. На курсах нам советовали искать и копировать для начала какие-то иллюстрации, использовать природный материал и тому подобные полезные в учебных целях вещи… Но куда там! Это было неинтересно – интересно было скорее начать выражать себя, ничего еще толком и не умея.

Стеклянная трубочка, с помощью которой наносился контур, казалась мне волшебной палочкой. А краски! Когда я расставляла перед собой все эти чудесные прозрачные баночки, я просто облизывалась, чувствуя вкус каждого цвета: карамельный – желтого и коричневого; свежий, мятный – зеленого; нежный, пощипывающий – всех оттенков синего; сладкий - ярко-красных цветов и горечь насыщенного черного. Мне хотелось использовать их все одновременно, постоянно смешивать, экспериментировать, получая самые невероятные тона и оттенки… 

Боюсь, я перестаралась, пытаясь в одной работе открыть для себя, как выглядят все эти цвета на шелке – а выглядели они потрясающе. Блеск атласа на глазах создавал чудо. Я с упоением смешивала краски, как акварель, прямо на ткани. А потом… Рвала свой «шедевр» на мелкие кусочки и выкидывала. Как и в любом искусстве, в живописи на шелке требовались чувство вкуса, мера, умение правильно сочетать цвета и видеть всю работу целиком. Я и сейчас не уверена, что любовь к аляповатости полностью изжита мной. А педагог только качала головой, видя, как я принялась использовать контур как карандаш – направо и налево, не только для ограничения красок, но и в качестве самостоятельных линий. По правде говоря, надо было научиться еще очень и очень многому.


Ну, что поделать? Это только настоящие художники умеют быть требовательными к себе. А я и сейчас твердо знаю, что рисовать (писать) не умею, и позволяю себе, в отличие от истинных живописцев, все чаще оставаться довольной результатом))) Но главное удовольствие получаю от процесса. Несколько, на мой взгляд, более-менее приличных работ теперь мне не принадлежат, и я испытываю от этого такое счастье! Люди, у которых они висят, видимо, не подозревают, что картины эти не имеют художественной ценности. Они в один голос говорят мне, как отдыхают у них глаза на моих работах – мне этого вполне достаточно, это ли не сбывшаяся мечта? 


Но с некоторыми я никогда не расстанусь – у меня дома висят «Рябина», «Каунас…», «Осень, река» и натюрморт «Время». Последняя останется здесь потому, что была самой первой моей работой. В ней я еще не рисковала пользоваться акварельной техникой и смешивать цвета прямо на ткани, работала строго в рамках контура, да еще переборщила с солью (есть такой эффект в батике – посыпать солью мокрую ткань). «Время» на этой работе предстает в нескольких ипостасях – застывшая фотография, увядающая в цветке жизнь, конечно же, часы и шахматная фигура как символ мышления. 
«Каунас. Улица. Дождь» - здесь все сказано в названии. Моя любовь к Литве, ее соборам и ощутимым в воздухе ангелам выразилась и в картине «Вильнюс» - она нарисована на заказ, в подарок еще одному любителю Прибалтики.


«В руках рябины кисть, как символ» - посвящена Марине Цветаевой и ее стихотворению («Красною кистью рябина зажглась…). Работа выполнена в несколько слоев – сначала многоцветный фон, потом контуры колоколов, затем снова фон – уже для рябины, и снова контур, который принял цвет алой подкладки. В самом конце выписаны ягоды - хотелось, чтобы они выступали и казались объемными. Для меня рябина – особый символ. Многие просят подарить этот батик, но… не отдам. Хотя можно попробовать сделать вариацию «на тему». 


«Осенняя аллея» - нарисована в подарок подруге, как иллюстрация к понравившемуся ей стихотворению «Я в платье длинном, темно-синем…»


Наверное, скажу еще про одну любимую работу – «Осеннее настроение». Она тоже уже «ушла» от меня. Наверное, это сразу заметно: тема осени - моя любимая. Никакие краски так не ложатся на шелк, как все оттенки желтого и красного. Эта картина немного грустная, навеяна прекрасной фотографией опадающих листьев, выложенной на сайте «Литсовет» Натальей Артеменковой (спасибо ей!). 


Почти каждая из работ связана у меня с каким-то стихотворением – образ сначала воплощается в стихах, а потом… Надеюсь, если когда-нибудь удастся выпустить поэтический сборник, проиллюстрировать его фотографиями своих же работ. И да простят меня настоящие художники по ткани! Всякий раз, посещая их выставки, я принимаю решение никогда больше не позориться и никому не говорить, что я тоже пишу на шелке. Но проходит время, сравнивать не с чем, и… мне снова все у себя нравится))))) 


Ведь в своих работах я отражаюсь, как в зеркале. А кто же не любит смотреть на себя в зеркало – смущенным и критическим взглядом любви?))