Не срослось

4423e5c37c9db502d990cf2310ae871f015bc3db

— Нет, ну почему я раньше не ездил с родителями на эту дачу? И ты тоже? Мои давно говорили, что новые соседи, а я… А сейчас у меня только три дня… а до конца срока, ну, то есть, службы — еще полгода. Вот как я теперь эти полгода… Да учусь, в техникуме, на радио факультете. Не-а, неинтересно, а в технике я и так хорошо разбираюсь. Расскажи лучше о себе… Это такой институт есть? Спорим, ты лучшая на курсе!

Слушай… только ты сразу не… я… в общем, давай, ты будешь моей девушкой? Как в каком смысле? Во всех!  А, ну хорошо, не надо пока во всех, я хочу сказать, ты только подожди, не познакомься с кем-нибудь за эти полгода, ладно? У тебя послезавтра экзамен? Будешь готовиться… а позвони мне после экзамена сразу, а?

***

— Да, да!! Я и не сомневался! Какая же ты умная… Да, понял… Что, больше монеток нет? Тогда слушай скорее:  давай через полчаса на Октябрьской? Да, да, в тупике, я понял.

***

— Алло… Я ждал тебя три часа. Ты не смогла прийти? Что? Как — была? Бли-и-ин… Как так? Не знаю, что получилось. На Октябрьской, да. Наверное… Да, на радиальной. А ты на кольцевой? Черт, прямо как в песне дурацкой!

Целый день мог быть наш… какой же я идиот. Прости, прости, я знаю, это я виноват.  Завтра в аэропорт… Ты проводишь меня? Пожалуйста! Ну да, предки будут. Да ты им очень понравилась, мама теперь только про тебя и говорит. Мы тогда подхватим тебя на машине…

***

«Сижу в самолете и пишу тебе это письмо. По-дурацки попрощались, я тебе главного не сказал. А сейчас попал наш самолет в зону турбулентности. Трясет так, что, кажется, душу вытрясет. А мне все равно. Как расстался с тобой, только и думаю, что… Эх, хоть бы  этот самолет дурацкий упал, что ли… Еще полгода тебя не видеть!»

***

 «Сегодня у меня праздник, получил твою фотографию! Приятель мой, белорус, увидел тебя и говорит: «Это в Москве такие девушки еще есть? А подруги у нее не найдется?» А я ему — что таких девушек вообще больше нигде нет, не только в Москве. И не фиг тут всяким белорусам губы раскатывать…»

***

— Алло! Привет… Да, я! Нет, не отпустили. Ну, какая разница. Подумаешь, самоволка. Не поймают. Ну и ладно, подумаешь, три дня на «губе». Да нормально все, подожди! Я звоню, чтобы сказать: я люблю тебя. Ничего не кажется. И что, что один день… Можешь не верить. Не придумал. Все равно я знаю, что никого больше и никогда… Это правда! Сейчас деньги закончатся. Пожалуйста, скажи что-нибудь. Что угодно, я голос твой послушаю. Я люблю тебя. Я…

***

«… Этот гад смылся из части. Ну смылся и смылся, скатертью дорога, но он по ходу прихватил с собой мои деньги и документы. Документы, деньги — это фигня, а вот твоя фотография там же лежала. Вот это беда. Не знаю, как я выдержу здесь еще два месяца без твоей фотографии. А раньше меня не отпустят, сначала документы придется восстанавливать. Может, пришлешь мне новую… Думаю, еще успеет дойти. Мне теперь тут до самой ёлочки… ».

***

— Привет. Ты что — не узнала? Ага, это я.

С Новым годом тебя, кстати! Да, вернулся. Ну… где-то неделю назад. Все тебе позвонить собирался, да какие-то дела, то с ребятами встретиться — да все сразу на меня насели, то предки пристали, что надо врачу показаться. Да не, ничего особенного. Гайморит, наверно. А ты-то как? А давай встретимся? А, ты с подругой… ну хорошо, давай с подругой, я приятеля прихвачу. Куда ты захочешь. Ага, договорились.

***

— Спасибо, да, это предки мне сразу все новое прикупили. И видак, кстати, подарили. Приедешь смотреть? «Молчание ягнят» — видала такой фильм? Ага, ужастик. Что, никогда не смотрела ужастики? 

А что ты слушаешь? «Наутилус»? Это в котором Цой, что ли? А мне Апина нравится, классная!  Слыхала, «бухгалтер, милый мой бухгалтер…»

Ну и очередь тут в раздевалку — что, шибко модный кто? Давай, помогу — не пойму, из какого зверя твоя шубейка? А, «это не мексиканский тушкан, а шанхайский барс?» Ха-ха! Сама? Ну как хочешь.

Да нормальные картины… а если честно, ничего в этом не понимаю. Но раз ты говоришь, что хороший художник, значит, так и есть. Он, видать, детей любит… с чего взял — а вон там целых трое. А, это он своих рисовал. Ничего себе. А хотя, если деньги есть, почему бы и не завести, правда? Я вот как думаю про семью: муж — он должен оплачивать все расходы, а как детей растить, это уж жена лучше знает, да?

А вот — глянь, какая странная картина, как будто все наизнанку. Ну ладно, не смейся! Спорим, подружка твоя кудрявая тоже ничего в этом не сечет. Да, вижу, ха, не понравились они друг другу. Ничего, потерпят. «Маг» я ей починю, раз плюнуть. Сегодня прямо и починю.

***

— Привет… слушай, ты извини, я тут запарился малость, вот только сейчас смог позвонить… Ну, я тут на даче… Надо было снег почистить, то да се. Две недели чистил? Да нет, я… Я потом объясню. Алло… ты меня слышишь? А чего молчишь? Я, это… я маг починю, обязательно, просто некогда мне было. Алло… алло… ты здесь?  Что?... Не надо уже чинить? Вернуть? Привезти на дачу и передать твоему отцу? Он там в выходной будет? А, ну ладно… Алло? Ал..

***

— Здрасьте… я, это… вот, передайте, пожалуйста …

А, пока ничем. Техникум бросил. На работу вот меня устраивают, в «МММ». Да знаю я, что кидалово. Но не меня же там будут кидать, ха-ха. Не скажите, сейчас как раз такие возможности! Знаете, какая у меня должность сразу будет? Почему это «слабо оказалось починить»? Просто времени не было. До свидания.

***

— Здрасьте… а вы давно приехали? А вы… с кем… а, я тоже здесь теперь редко. Да, жарища. Я что подошел-то… я спросить хотел, а что, это правда, мои тут говорят… говорят, она замуж выходит? А, то есть как… значит, уже?

Ясно. Передайте ей мои поздравления.

***

— Привет!! Это что, ты? Глазам не верю! Я слышал, что ты тоже здесь работаешь, но не поверил. Ага, мы с замдира вашим соседи, можно сказать, родня.  Слушай,  ты… Шикарно выглядишь!

А, из пирамиды я вовремя слинял. Все надо делать вовремя. Ну да, главным бухгалтером. А потом нас все равно на другой карман переведут — он генеральным, я финансовым. Да ладно, я и без корочки не дурак. И, кстати, корочка уже есть. Ну… можно сказать, что заочно. Корочка за меня отучилась, ага.

А твой шеф — крутой парень. Говорят, он с тебя пылинки сдувает. И как у вас с ним, ничего? А не по работе? Э, не сердись, это у меня просто юмор дурацкий.

Нормально. Дочка в этом году в школу пойдет. А твоей сколько лет? Небось, как и ты, отличница? Жену тоже думаю сюда устроить, говорит, надоело дома сидеть.

А давай, я тебя вечером подвезу — у меня, конечно, не такая крутая тачка пока, как у твоего шефа, но… А, тебе на метро удобнее...

***

— Слушай… я чего тут зашел. Шефа твоего нет? У меня тут… ну… семья моя, можно сказать, дала трещину. Жена…  у меня давно с ней проблемы… Я думал, а если мы с тобой опять…  ты бы меня как… а? А?

Я так шучу? А, ну да. Ну да, конечно. Конечно, шучу… конечно, помню — там дальше «…и буду век ему верна», я даже в школе учил. 

Ну, я это… пойду, извини, что отвлек...

***

— О, это ты? Ты здесь теперь?! Я тебя даже и не узнал. То есть… я не то хотел… Ага, только вернулся. А, это места надо знать, где так загорают.

Да, уж три года как вместо него назначили. Спасибо. Ага, точняк, именно в радиотехническом сюда и готовят, ха-ха. Секрет-то мой? «Кадры решают все». Главное, делать ставку на профессионалов.

Ну, он-то в порядке — сама знаешь, кем теперь! Угадала, все еще наш сосед — ха, ха, только в Крылатском.

А, ты на обед... Ты кем тут — снова экономистом? Надо было тебе к нам переходить. Конечно, возьмем! А я — серьезно. Если у нас что будет, обязательно. А я сам позвоню. Что, телефон у тебя теперь другой? А я найду, спорим?

Да, господа, иду, иду… Ну, извини, спешу. Пока, пока… я тоже был рад…  

***

Алло, Витя, подгони машину. Если я говорю «подгони», это значит, прямо сейчас, что не ясно? До свидания, господа. Да, в управляющую вызывают.

Витя, ты адрес помнишь? Какая управляющая, идиот, мозги включи. Банкет еще через три часа. Вот именно, туда, где в пятницу были. Прикинь, сейчас знакомую встретил, лет десять не видел. Да не, это еще с девяностых. Кого, ее-то? Да не… Не срослось как-то.

Работу, похоже, новую ищет. Ага, как же… Раньше думать надо было. А сейчас у меня помоложе есть… ха-ха,  сотрудницы. Давай, Витек, время — деньги.

«Мечты сбыва-а-ются, и не сбыва-аются… ла-ла-ла-ла-ла… ла-ла-ла-ла…»