Грустная сказка

─ Дай мне что-нибудь хорошее и новое, - попросила я.

─ Чтобы получить новое, ты должна освободить руки, - ответил Голос.

─ Это что же, выбросить все? Но оно мне, наверное, пригодится. Оно тоже не слишком старое и не такое уж, если подумать, плохое.

─ Ты должна сделать выбор ─ то или Это.

 «Ну ладно, - подумала я. - Как только мне дадут новое, я тут же избавлюсь от всего остального».

И тут я увидела новое. Я попыталась схватить его, но руки были заняты, и, пока я выкладывала свои вещи на скамейку, новое куда-то исчезло.

 «Всё! ─ решила я. ─ Теперь буду всегда слушаться Голоса». Оставила старое и пошла, внимательно глядя по сторонам в поисках нового и хорошего. И ─ вот оно, сразу же поплыло ко мне в руки. Я схватила его, крепко-крепко, принесла домой и спрятала под замок.

─ Странное дело, ─ сказала я спустя некоторое время. ─ У меня появилось новое и хорошее, но толку от этого никакого, я даже не чувствую, что оно у меня.

─ Чтобы что-то стало по-настоящему твоим, надо отдать его Кому-то, ─ ответил Голос.

─ Как? Не успела сама насладиться, так уже и отдать?

─ Да. Иначе оно перестанет быть хорошим и новым. И не будет Твоим.

 «Ну да», ─ недоверчиво протянула я про себя. Но на всякий случай пошла и проверила ─ открыла замок и стала разглядывать Своё. Выглядело оно неприглядно. Разве это ─ новое и хорошее? Это старое и неинтересное. Что там говорил Голос? Отдать? Да конечно, отдам, вот уж не жалко.

И я протянула это Кому-то. Этот Кто-то давно торчал у меня под дверьми, видать, надеялся на Мое. Он взял, посмотрел и положил мне на порог. Постоял, еще чего-то ожидая, и ушел. Нет, все-таки человеческая неблагодарность не знает границ! Я и это-то не обязана была ему отдавать, а он еще недоволен!

─ Давать надо только то, что дорого тебе самой, или то, что ты хотела бы получить от Кого-то, ─ сообщил Голос, хотя его сейчас и не спрашивали.

─ Тебя послушать, так вообще останешься ни с чем, ─ уже довольно раздраженно возразила я. ─ В конце концов, можно обойтись и без всяких Голосов. Что ни слово у тебя ─ то какое-то правило. На ходу, что ли, придумываешь? И толку никакого. А раз толку никакого ─ то можно меня от этих твоих правил избавить?

─ Можно, - не стал спорить Голос. ─ Но Я не могу освободить от правил только одну тебя. Я или освобожу от них всех, или никого, выбирай.

─ Отлично. Освободи от правил Всех, - обрадовалась я. ─ Видишь, сколько хорошего и нового получат от меня Все!

─ Хорошее и новое не могут получить Все. Я могу дать его только Каждому. Каждому, кто захочет. А Все его никогда не захотят.

─ Ты меня запутал! Ничего мне от Тебя не надо, освободи меня от правил, и можешь сам отдыхать. А мы уж как-нибудь разберемся.

Голос промолчал ─ наверное, уже освободил меня и от правил, и от себя самого.

И тут вдруг появились Все. Кто-то тоже был здесь. На этот раз он не стоял скромно под дверью. Он отпихнул меня с дороги и вошел в мой дом. За ним ─ отвратительный Кто-нибудь. Кто-либо, да и Все остальные сделали тоже самое. В моем доме они начали брать всё, что им приглянулось, а под конец, когда ничего не осталось, разбили у меня окна и ушли.

─ Как ты мог? Как ты мог позволить Им Всем принести мне столько плохого? ─ забыв, что освободилась от Голоса, закричала я.

─ Но ведь у Всех теперь нет правил, и они могут делать, что захотят, ─ спокойно ответил Голос. ─ А хотят они… ты сама видела, чего. Но ты можешь утешаться тем, что сама можешь пойти и разбить у них окна. И Я даже ничего тебе не скажу - ты ведь от Меня освободилась.

─ Я не хочу бить у них окна! Я знаю, как это неприятно.

─ Это твои проблемы.

─ Верни Всем правила! ─ потребовала я. ─ Раз я их все равно соблюдаю… пускай и они тоже! И раз уж Ты все равно со мной говоришь ─ то и с ними поговори как следует! Пусть главным правилом будет то, что ты утверждал. Не давать и не делать другому того, чего не хочешь себе!

─ Мое правило было немного другое. Давать и делать другому то, чего хотел бы себе, ─ поправил Голос.

─ Хорошо, ─ скрепя сердце, согласилась я. ─ А Ты мне дашь теперь что-нибудь новое и хорошее? Я его тогда обязательно Кому-то отдам, вот увидишь! И сразу же получу назад, правда?

─ Не знаю, ─ ответил вреднючий Голос. ─ Но если не отдашь, не получишь точно.

─ Тогда зачем оно мне? - огорчилась я. ─ Когда все равно никаких гарантий, что что-то будет… То, мое, старое и неинтересное, хотя бы у меня Было. Хотя бы было Моим.

Сказала я так и пошла искать свое старое, на скамейке оставленное. Нашла и положила на всякий случай под замок. Пусть оно и не такое уж ценное, зато не пропадет и не достанется Кому-то. А еще я потренировалась и перестала слышать Голос. То есть слышала, но где-то так далеко и ненавязчиво, что можно было не обращать на него внимания. Местами я даже прислушивалась ─ ради интереса. И, кстати, все было в порядке. Ничего плохого и старого я никому не давала ─ все по правилам. Как, впрочем, и хорошего и нового ─ его я просто перестала искать. Наверное, его и не было нигде, это все выдумки одни, что оно бывает.

   Вот так я все ходила, ходила, да и умерла. Такое должно было однажды случиться, ну вот и случилось. А все-таки как-то уж слишком неожиданно и несправедливо быстро!

   Ну да ладно, чего там теперь. И тут мне даже захотелось послушать Голос. Пусть бы он меня успокоил, что ли, утешил, ну или подарил мне что-нибудь приятное ─ все-таки я настрадалась. Сейчас-то, конечно, уже не больно, но сам факт!

   Только Голос молчал. Вот так всегда, когда он нужен ─ его и нет. Надо было куда-то идти ─ и я пошла, тем более что тропинка вела в одну сторону. Дошла я до высокой прозрачной стены ─ не обогнуть, не перелезть. За этой стеной ─ даже глаза разбежались ─ увидела я столько всего нового, интересного и хорошего, что прямо сердце бы заболело, если бы еще могло болеть.

Уперлась я обеими руками в крепкую-прекрепкую стену и стала разглядывать. Стоило мне только вглядеться, и всё увеличивалось, словно я подносила к глазам бинокль. И вот вижу я: на одном, самом новом, хорошем и самом красивом ─ бирочка такая маленькая. Вглядываюсь, значит, я, а на бирочке ─ мое имя написано. Значит, все это Моё! Моё! Моё!

   Я и не заметила, что кричу это вслух.

   ─ Могло быть Твоим, ─ тихо-тихо сказал вдруг Голос.

   Или мне показалось, что сказал. Но сколько я не вслушивалась в тишину, ничего больше не услыхала.